Телефон редакции:

42-35-45

Рассказать новость

+15...+19°C. Завтра:+14...+20°C

58,93

68,66

Все материалы категории: Главная / Общество

Нижнекамские трущобы: пьяные родители и голодные дети

5-04-2014, 09:57,

Нашли ошибку в тексте? Выделите и нажмите CTRL+ENTER!

Нижнекамские трущобы: пьяные родители и голодные детиНищета, пьянство, антисанитария, больные и голодные дети, драки... Так выглядят будни неблагополучных семей, обитающих в нижнекамских трущобах. У взрослых всегда находятся деньги на бутылку, и практически никогда – на самое необходимое детям, что уж тут говорить об игрушках или сладком.

В прошлую пятницу около семи часов вечера я отправилась в рейд вместе со старшим инспектором по делам несовершеннолетних Еленой Мусаевой и её коллегами. Мы посетили три общежития в районе студенческого городка, где очень много неблагополучных семей. Во многих подъездах смрадный воздух, темно, везде валяется мусор, стены изрисованы, исписаны нецензурными стишками. Первая же семья произвела на меня неизгладимое впечатление. В ней два маленьких мальчика, один из которых болен детским церебральным параличом, родители у детей пьющие.

– Мы на Новый год приносим малышам сладкое, – говорит Елена Растямовна. – Они его не видят от родителей. Мужчина висит на шее у жены, которая получает пособие по инвалидности на сына. Мы позавчера там были, когда позвонила старшая по дому и сообщила, что они опять пьют, муж бьёт жену. Раньше он постоянно издевался над больным сынишкой.

В узенькой комнатёнке стоит дряхлая мебель. Женщина сегодня трезвая, а муж изрядно пьян. В комнате жуткий смрад. Когда я увидела детишек, моё горло перехватил спазм. Один из мальчиков почему-то сидел в картонной коробке. Глазастый, улыбчивый, только не разговаривает. В кресле рядом полулежал его больной брат – на вид, года полтора. Взгляд практически не выражает эмоций. Вспомнив, что в сумке у меня есть два пирожных, достаю их. Здоровый мальчик тут же выхватил у меня свою порцию, снял обёртку и съел. Заметив мой укоряющий взгляд, хмельной папаша встаёт на дыбы:

– Вы думаете, мы сладкое им не даём? Да он по три раза в день может его есть – аппетит хороший, только болеет потом! Его сынишка-инвалид прямо в обёртке запихнул сладость в рот. Только после моего вмешательства родители сняли обёртку. Ребёнок начал, не жуя, глотать пирожное и чуть не подавился. Пришлось опять требовать от мамы и папы дать ему бутылочку с водой. Что за люди?! А если задохнётся?

– Он всегда так ест, – «успокаивает» меня мужчина. – Ему уже шесть лет, просто не растёт из-за болезни и ничего не понимает. В коробке сидит младший – ему пять, – горделиво говорит он о любимце. Очередная порция шока для меня.

За работой инспекторов я слежу, уже изрядно эмоционально опустошённая. Между тем Елена Растямовна и её коллега ведут беседу с родителями, задают вопросы, расспрашивает о планах. Женщина клятвенно заверяет, что устраивается на работу дворником в садик. Мужчина говорит, что пока отдыхает, так как 7 месяцев, как он говорит, «пахал» без выходных. Пообещав прийти в ближайшие дни, Елена Мусаева закрывает папку с протоколами. Впереди – следующая пьющая семья. В последнее время на неё много жалоб от соседей: пьют, дерутся. Дверь открывает молодой мужчина, как ни странно, трезвый. Если в первой комнате, где мы были, была мебель, тот тут только два шкафа. В очень большой комнате, по размеру равной однокомнатной квартире, спальным местом для двух взрослых и троих детей служит куча одеял на полу. Голые бетонные стены с огромными трещинами и коммуникационными отверстиями, бессчётным количеством свисающих с них электрических проводов, такой же потолок меня повергли в шок. Похоже, здесь никогда не ступала нога отделочника. Как говорит мужчина, на ремонт нет денег – долгов много.

– А где жена, дети? – спрашивает инспектор.

– Жена взяла всех троих и в «Макдоналдс» пошла! – отвечает мужчина.

Однако! Хорошо, если не за водкой, ведь женщина стоит на учёте как пьющая. По дороге в другие дома разговариваем с Еленой Растямовной:

– Не устаёте? Работа нервная и морально тяжёлая!

– Бывает очень сильная усталость. Но, как это ни странно, моя работа и прибавляет мне сил. Я её люблю. 11 лет уже в этой службе. Моя собеседница говорит, что за годы её работы мало что изменилось: как пили люди, так и пьют. Просто сейчас более ушлые стали: дети-школьники в таких семьях тоже пьют, но теперь стараются не делать это на людях, сейчас с этим строго. Есть семьи, которые взялись за ум, благодарят инспекторов при встрече, что помогли встать на путь истинный, но таковых меньшинство, считает она. В очередной комнатушке дверь открыл мужчина лет пятидесяти. Дома спящая жена, трое детей и два чужих мальчика, которых инспектор попросила немедленно идти домой. Младшая девочка лет двух-трёх тяжело дышит, щёки и губы горят, но мама, которую мы едва разбудили, не особо волнуется. Она даже не разрешила забрать ребёнка в больницу. Равнодушие женщины просто поражает: спокойно спать рядом с лихорадящей маленькой дочкой! Но, по крайней мере, она сегодня трезва и дома есть «Панадол».

В следующей квартире молодая женщина, узнав о визите инспекторов, спрятала мужа у соседей, две их дочки тоже куда-то исчезли. Открыла не сразу: прятала водку. Мы её нашли в шкафу, заодно выдворили пьяного пожилого соседа. Она и сама «угостилась» до такой степени, что не могла вспомнить год рождения младшей дочери.

– А почему вы к нам всё время ходите, а на третий этаж нет? – имея в виду соседей, агрессивно начала выговаривать женщина, которой мы сорвали застолье. Елена Растямовна отвечает:

– Их мы тоже проверяем, не надо говорить про других, о себе думайте. Мы же детей у вас заберём и не отдадим. Вам же сказали: не пить! Вы что делаете-то?

Выходим из квартиры. Не удалось найти девушку, которая в 23 года уже имеет четверых детей, младшему всего месяц. Сильно пьёт, меняет адреса. Нужно срочно решать судьбу детей. Младший ребёнок может просто не выжить с такой мамой.

У выхода мальчик лет семи наблюдает за тем, как я фотографирую подъезд.

– Как тебе тут живётся? – спросила я.

– Нормально, – ответил он без всяких эмоций. А что он ещё мог сказать, если от рождения ничего другого не видел? Спившиеся и опустившиеся на дно жизни люди волокут туда и своих детей. И в будущем многие из них повторяют судьбу родителей – а это замкнутый круг. Вот это по-настоящему страшно. Детей надо спасать, ведь иначе они обречены на социальное вырождение. И если общество не задумается о том, куда оно катится, то будущего у него может и не быть. Нижнекамские трущобы – яркое тому свидетельство.


Следите за нами в группах ВКонтакте и Facebook, а еще в Telegram

Пожалуйста, оцените статью:

Не нравится

+1

Нравится

Автор:

Николай Иванов

// Нижнекамское Время

4 096 1
  1. Марина | 28 июня 2017 14:15

    У нормальных забирают детей,а у таких нет!!! Да им только в радость если заберут детей
  • Комментировать

НОВОСТИ НИЖНЕКАМСКА - НТР