Люция Лок: «В Швейцарии я слушаю татарские песни»

27-фев Ксения Пушкарёва 3 937
Голландия, Филиппины, Индонезия, Южная Корея, Италия, Австрия и Швейцария. Именно в этих странах суждено было жить Люции Лок – Садриевой с мужем Майклом и детьми.
 
Обширная география, не правда ли? Но суть даже не в этом. А в том, как же получилось, что обычная нижнекамская девушка стала эмигранткой? Каково это – прожить за границей более 20 лет? Сегодня Люция поделилась с корреспондентом «НВ» своей историей.
  В изумрудном городе
 
– Люция, расскажите, пожалуйста, каким образом вы оказались за границей?

– Я работала переводчиком в «Нижнекамскнефтехиме». Нас всегда отправляли на разные промышленные объекты. В один прекрасный день в 92-м году я оказалась на «Эластике». Там работали два голландца, один из которых, Майкл, впоследствии стал моим мужем. Мы были знакомы всего три дня, потом он уехал в Голландию. Тогда у меня и мыслей не было, что могло быть какое-то продолжение.
 
Спустя некоторое время Майкл прислал мне приглашение приехать в гости. Все мы помним, что в 90-е годы доверяться кому-то было очень опасно. А у меня всегда была мечта поехать за границу: попрактиковаться в английском языке (здесь, конечно, мы разговаривали на нём с иностранцами, но это был другой, технический язык), познакомиться с другой культурой. Я долго думала: стоит ли ехать? На моё решение повлияла мама, сказав: «Кызым, это ведь твоя заветная мечта! Почему бы не поехать и не исполнить её?». Я решилась и поехала.
 
– Что вас больше всего удивило в Голландии?

– Выезд в Европу стал для меня шоком, ведь в то время никто никуда не выезжал, кроме высокопоставленных людей. Девяностые годы в нашей стране и за границей были совершенно разными измерениями. Когда я прилетела в Голландию, мне казалось, что я попала в настоящую сказку. Начиная с аэропорта Амстердама, откуда мы ехали ночью в город Суст, а это примерно 40 км от столицы, вся дорога была освещена фонарями на протяжении всей трассы! Для меня это было подобно путешествию по изумрудному городу, где всё светится.
 

 
Днём меня поразили чистота и аккуратность, идеальные дороги, город просто утопал в цветах. Когда гуляешь по окраинам Cуста (там очень мало кто ходит пешком: в основном ездят на машинах и велосипедах), люди с тобой всегда здороваются. Здесь заведено желать доброго дня. А ещё у большинства людей в Европе радостные лица. Это не значит, что всё у них хорошо – здесь тоже есть свои трудности и стрессы, но не те, что в России.
 
– И вы остались там?

– Ой, нет, что вы! Я пробыла там три недели и вернулась домой. Ещё полтора года мы с Майклом присматривались друг к другу. Он приезжал сюда, я ездила туда. Честно говоря, я думала прекратить всё это, потому что отношения на расстоянии – это очень тяжело. Но Майкл так красиво ухаживал за мной, добивался моего расположения. Так я согласилась стать его женой. Мы начали делать мне визу – тогда это была очень длительная процедура, так как все документы надо было оформлять в Москве и ждать их целый месяц. Преодолев все трудности бумажной волокиты, в апреле 94-го года мы поженились.
 
– Как вы обустраиваетесь в новой стране?

– В Европе в возрасте 26-27 лет (столько нам тогда и было) собственного жилья ни у кого нет. Там родители не помогают своим детям, и это считается нормой. В Голландии нам пришлось самим копить деньги и брать жильё в ипотеку на 30 лет. На это у нас уходила добрая половина зарплаты.
 
Нам повезло: в то время Голландия была единственной страной в Европе, где упростили систему оформления ипотеки, и не нужно было никаких первоначальных вложений. Так мы купили дом. Мой муж был постоянно в командировках, поэтому большую часть жизни мы прожили в других странах. Это помогло нам быстрее выплатить ипотеку. Что касается поиска работы, то получить её было невозможно: мой российский диплом здесь ничего не значил. Я начала интенсивно изучать голландский язык, ходила на курсы, которые стоили очень дорого. В скором времени пришлось от них отказаться, так как денег не хватало. Училась, глядя фильмы на английском и немецком языках с  голландскими субтитрами. Спустя время, когда наши дети уже пошли в школу (за границей дети идут в школу с четырёх лет!), я начала искать работу. В каждом агентстве мне отказывали. Даже не брали уборщицей и посудомойкой, представляете?
 
Уже не было сил на поиски, и всё-таки я зашла ещё в одно агентство. Тут меня встретила девушка-администратор и спросила об образовании. Я ей ответила: «Высшее, переводчик». А она мне и говорит: «А зачем вам мыть полы? Сейчас мы найдём вам работу!» Она позвонила по телефону в одно страховое агентство, а затем спросила меня: «А вы можете завтра же выйти?» Я ей так робко отвечаю: «Наверное, да…» И уже боюсь соглашаться, ведь мужу-то я ничего ещё не сказала! В общем, я проработала тут пять лет, пока мы с детьми не переехали к мужу, который в то время был откомандирован в Италию. Сейчас в Швейцарии у меня своя фирма. Я – консультант по обустройству иностранцев. Помогаю им открыть банковский счет, сделать страховку, правильно подать документы. За последние два года помогла 220 людям пятидесяти национальностей.
 
Радость – в малом

– Вы жили во многих странах. Какая из них оставила у вас наиболее благоприятное впечатление и почему?

– Очень понравилась Италия. Там очень тяжело жить и маленькие зарплаты, но итальянцы – это люди, которые умеют находить маленькие радости в малом и ценить моменты жизни. Для этого им не надо много денег: им достаточно выйти на улицу с чашечкой капучино, и они по-настоящему счастливы!
 
– Расскажите немного о семье, муже и детях.

– Мой муж – это моя радость. Он очень чуткий, добрый, внимательный. Он заботится о родителях, отпускает меня одну на полтора месяца к маме, а ведь редкий мужчина согласится на такое. Мы живём больше 20 лет, и за это время наш брак выдержал все отъезды, переезды, командировки.

 
Я не скажу, что была любовь с первого взгляда, совсем нет. Но считаю, что у нас есть самое главное: мы верим, уважаем и ценим друг друга, а наши дети нас радуют. Они вернулись в Голландию. Дочери Джулии – 21 год, она учится в университете на бизнес-менеджера. Сыну Брайну – 19 лет, он изучает международное право. С семьёй мы отдыхаем на даче в Австрии. Путешествиям по миру предпочитает спокойный отдых. Мой муж часто говорит: «Мы едем отдыхать, чтобы по-настоящему понять, как хорошо дома, то есть всем вместе».
 
– По Нижнекамску скучаете?

– Нижнекамск – мой родной город. Многие считают, что, прожив столько лет за границей, я о нём и думать забыла. Это неправда. Когда становишься старше, тебя всё больше тянет на Родину. Когда я нахожусь дома, в Швейцарии, включаю татарские песни, и на душе сразу становится легче. Так я чувствую себя ближе к родным людям. Татарский язык я не забыла благодаря маме: по телефону и скайпу мы всегда разговариваем только на нём. В Нижнекамск стараюсь приезжать зимой, чтобы ещё успеть покататься на лыжах, которые очень люблю.
 
С огромной радостью езжу к родне в Шингальчи. Чтобы отдохнуть, мне не нужно ехать в какую-то отдалённую точку мира. Я лучше приеду сюда, к маме: вместе мы съездим в огород, сходим в баню, погуляем и почаёвничаем. Для меня этот отдых будет самым лучшим.