Убийца Гульшат Котенковой признан виновным посмертно

26-июл Сергей Толмацкий 780

В самом громком уголовном деле этого года, известном всему городу, да и далеко за его пределами, – убийство нижнекамской лыжницы, во вторник 24 июля, была поставлена точка.

Решение о прекращении всех следственных действий было принято на днях во время выездного заседания Верховного суда Республики Татарстан. Эта новость стала неожиданной для всех.


Изначально мать обвиняемого Даниила Котенева, покончившего с собой в СИЗО Чистополя, не веря в его вину, настояла на том, чтобы данное уголовное дело, в связи со смертью ее сына, не прекращалось, и настояла на продолжении расследования.


Спустя 40 минут с момента начала процесса, который прошел за закрытыми дверями, было официально объявлено о том, что родственница предполагаемого убийцы передумала и написала ходатайство о прекращении дела в отношении ее близкого родственника.

– В связи с заявлением матери обвиняемого и в связи с его смертью это дело было прекращено, и другого выхода не имелось, – коротко и четко ответил на вопрос журналистов о результатах судебного процесса старший прокурор отдела государственных обвинителей уголовного судебного управления прокуратуры Республики Татарстан Сергей Якунин.

От каких-либо других комментариев Якунин отказался, сославшись на то, что дело рассматривалось в закрытом судебном заседании, а значит, другой информации для журналистов не будет. Подозреваемый в жестоком убийстве 29-летненй женщины, любящей матери и жены Даниил Котенев признан виновным.

Напомним,  трагедия произошла в красноключинском лесу, недалеко от лыжной базы «Алмаш», 9 января текущего года. Женщина поехала кататься на лыжах и пропала. Ее поиски велись меньше суток. Следующим утром нижнекамку обнаружили мертвой, а на ее теле насчитали 11 ножевых ранений.


Спустя несколько дней полиция задержала подозреваемого в убийстве Гульшат Котенковой, им оказался нижнекамец с очень схожей фамилией Даниил Котенев. 15 марта предполагаемый убийца покончил с собой в СИЗО. Но мать обвиняемого до сих пор не верит в виновность своего сына.