Студенческие байки

25-янв Кристина Матвеева 4 526 Фото: архив НТР 24

Студенческие годы, по мнению большинства людей, – счастливое и беззаботное время. Чего только не вытворяют студенты во время учёбы, в особенности те, кто живет в общежитиях.


Мы опросили бывших студентов рассказать о самых ярких эпизодах студенческой жизни.

 

Шапка Поповича


«Помню, когда я училась на втором курсе, мама купила мне шапку-ушанку, такую тёплую и красивую. Вечером я стала собираться в институт на занятия по физкультуре. Уже сильно опаздывала, а всё никак не могла найти свои перчатки. Ну, мама выручила, отдала свои, и я помчалась на трамвай. Напомню, что шапка на мне была новая, и я всё никак не могла налюбоваться ей.

Поэтому первым делом, сев в вагон, я стала рассматривать своё отражение в окне. Приглянувшись внимательней, я поняла, что покупка была неудачной. Шапка сидела плохо, голова напоминала яйцо, а в целом я напоминала Алёшу Поповича в шлеме. Для переживаний времени не было, поэтому, быстро переодевшись, я ускакала на физкультуру. Вернувшись в раздевалку после занятий, в своём шкафчике я обнаружила, что мои перчатки, которые я потеряла дома, лежали в шапке».


Александра Максимова

 

Когда я был старостой


«Историей это не назовёшь, но всё же некоторые воспоминания у меня сохранились. Дело было на 4 курсе  института. Наш староста переходил в другую группу, и встал вопрос о том, кто будет новым. В один прекрасный день стоим толпой на крыльце института, я болтаю по телефону, однокурсники метрах в пяти что-то бурно обсуждают. По окончании разговора я подошёл к ребятам и вдруг узнаю, что старостой решили назначить меня. Отказать я не мог, ведь успех группы был в моих руках, да и как я их брошу – мы же с первого курса вместе. И с этого дня началось: где журнал? Потеряли! А значит, и прогульщиков вычислить было довольно сложно. Меня очень любили до тех пор, пока я не нашёл злосчастный журнал. Шучу, конечно, потом тоже любили, ведь все новости института узнавали от меня. Старост собирали и сообщали обо всём, что происходило в учебном заведении. Веселая была студенческая жизнь. Хотелось бы хоть на один день вернуться в то время, в лучшие дни моей молодости с 2003 по 2008 год».


Евгений Понамарёв

 

Выручала сестру


«Всё, что в студенческие годы было веселого, больше подходит к слову «криминал». Было много интересного. Помню, как вечно терялись ключи от кабинета, где располагался студенческий совет, и мы открывали его пастой от шариковой ручки. Несколько раз на пары я ходила вместо старшей сестры. Мы очень похожи внешне, и поэтому подозрений, что была подмена, у преподавателей не было. Если вспоминать о хорошем, то в студенческом лагере я влюбилась в парня из Альметьевска. Как-то всё закрутилось, завертелось, и уже через два месяца мы с ним оформляли перевод в Казань. Пришлось досрочно закрывать сессию за две недели, чтобы поскорее уехать».


Татьяна Рослякова

 

Ходили со шляпой и просили денег


«Помню, в студенческие годы я играла в КВН. Поездки на игры нам обычно оплачивал вуз, а тут директор уехал в командировку, и нам было не на что ехать. Решили отправить из команды только пятерых, включая руководителя. Ну а чтобы ребята не умерли с голоду, мы с еще одной девушкой переоделись в какие-то ретроплатья, шляпы и устроили концерт на первом этаже. Пели, плясали, анекдоты травили, а потом ходили со шляпой. Все нас знали, поэтому за сумасшедших бродяг никто не принимал, все только смеялись. Преподаватели, к слову, тоже не скупились ни на деньги, ни на смех. В итоге набрали приличную сумму. Накупили ребятам всякой еды и отправили на игру в Альметьевск. Удивительно было то, что команда вернулась домой уже вечером того же дня. Оказалось, что  гостиница Альметьевска, где должны были жить команды со всей республики, была переполнена. В итоге нашим присудили первое место за лучший сценарий и отправили домой.

Кристина Искандарова

 

Только не рожай в моей аудитории!


«Учился я тогда на третьем курсе. Девчонки наши к этому времени уже не только вышли замуж, но успели даже детей родить. Была среди замужних в моей группе Надя Стрелкова. Училась Надя всегда хорошо, преподаватели её любили. Надя была уже беременна, когда до закрытия сессии ей оставалось сдать только два экзамена, после чего она планировала перейти на заочное обучение. И вот у нас экзамен по истории, сидим, пишем ответы на вопросы. Заходит Надя, тянет билет и садится  позади меня. Через минуты две слышу: «Ой, что-то мне нехорошо». Оборачиваюсь, смотрю, Надя держится за живот и смотрит на меня такими глазищами, как будто привидение увидела. Я спрашиваю, мол, что случилось, а она дышит тяжело и губы кусает. Тут смотрю, наш преподаватель, к слову, мужчина очень сдержанный и не особо эмоциональный, приспускает очки и смотрит примерно тем же взглядом, что и Наденька. Дальше – больше. Кто-то побежал вызывать скорую, кто-то стал набирать номер её супруга. Я же вместе с преподавателем бегал вокруг Надежды, и мы не знали, как ей помочь. Препод уже во всё горло кричал: «Надя, только не рожай здесь, не рожай в моей аудитории!»

К счастью, скорая помощь приехала быстро, и Наденька успешно разродилась в роддоме на две недели раньше положенного срока. В общем, Надюха, спасибо тебе, что ты начала рожать, ведь тем самым ты освободила нас от экзамена. Переволновавшийся преподаватель истории всем поставил оценки без лишних вопросов".

Екатерина Зайнуллина

 

Пельмешки убежали


«Помню первый день в казанском общежитии. Сразу же накупили пива и пельменей. Кухня в общаге общая, мы поставили вариться пельмени в большой кастрюле на плите и отправились в комнату пить пиво. Чуть позже послали одного товарища проверить пельмени, а он прибегает и говорит: похоже, пельмени сварились, но их в кастрюле нет. Это был первый и последний раз, когда мы оставляли еду без присмотра. А вот ещё был случай. Один из преподавателей был каким-то деловым перцем и всегда куда-то торопился. Однажды утром на экзамен вся группа собралась в аудитории. Заходит он и спрашивает: «Кому тройки? Поставлю без вопросов». Треть группы подняли руки, и он им просто так поставил тройки. Когда они ушли, он дальше спрашивает: «Кому четыре?». Почти все подняли руки, и я в том числе. И всем просто так поставил четверки. Ну и всем, кто после нас остался, он просто так поставил пять».


Евгений Майоров