Телефон редакции:

42-35-45

Рассказать новость

+3°C. Завтра:0...+1°C

58,46

69,18

Все материалы категории: Главная / Новости / Общество

В Нижнекамске на 100 родов приходится 52 медаборта

5-08-2017, 11:00,

Нашли ошибку в тексте? Выделите и нажмите CTRL+ENTER!

В Нижнекамске на 100 родов приходится 52 медаборта

Аборты в России разрешены и входят в программу обязательного медицинского страхования.
 
Это означает, что государство обязано прерывать беременность по желанию женщины. И хотя Федеральный закон «Об основах охраны здоровья» гласит, что «каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве», активисты движения против абортов хотят её этого права лишить.
 
Или я, или ребёнок!


Недавно мне встретилась старинная приятельница. В разговоре выяснилось, что ее 19-летняя племянница решила сделать аборт. Девушка полгода прожила в так называемом гражданском браке и когда забеременела, её парень объявил: «Или я, или ребёнок!» Девушка решила сделать аборт – и даже не из-за ультиматума несостоявшегося отца: она призналась, что пока не готова стать матерью.


В женской консультации такие случаи, когда женщина хочет избавиться от ребёнка, не редкость. Врач акушер-гинеколог Фаузина Хасанова, встречаясь с такими пациентками, всегда старается найти те единственно верные слова и доводы, которые спасут жизнь будущему малышу, а самой женщине позволят познать счастье материнства.


Почему вообще нижнекамки детородного возраста приходят в женскую консультацию, чтобы отнять жизнь у нерождённого человечка? Фаузина Ялалетдиновна считает, что корень зла – в несоблюдении контрацепции.
 
«Лучше предохраняться, чем прерывать беременность»


– К нам, в женскую консультацию, женщины обращаются с самыми разными вопросами, – говорит врач. – Это и текущая беременность, и планирование семьи, и, к сожалению, медицинские аборты. В последнем случае очень большое внимание нужно уделять вопросам контрацепции, чтобы не доводить до беременности и её прерывания. И не следует стесняться спрашивать у участкового гинеколога, чем и как предохраняться. Не нужно с этим вопросом обращаться в аптеки или слушать советы подруги, которая предохраняется своими методами. Многие женщины говорят про контрацептивы: «Ой, это нам недоступно!» Мы проводим определенные обследования перед тем, как что-либо назначить. Всё индивидуально: предлагаем то, что женщина может купить, – есть бюджетные варианты.


Несерьёзно относятся к предохранению женщины, которые считают, что не забеременеют. Например, женщины после 40 лет: у них начинается предклимактерический период, когда женщина считает, что уже не может забеременеть, и поэтому не предохраняется. А потом она приходит к нам, чтобы прервать беременность. Ведь, забеременев, например, в 45 лет и оставив ребёнка, мать может не успеть «поднять его» в силу старения.


– В каком возрасте чаще всего женщины прерывают беременность?


– Сказать очень сложно. Есть и 14-15-летние, но они не могут сами принимать решение, за них это делают мать или отец. Бывают и такие случаи. Основная же масса женщин – репродуктивного возраста, то есть с 17 до 35 лет.
 
Аборты в Нижнекамске


За 6 месяцев 2017 года:
На 100 родов – 54 медаборта
Родов – 1519
Медаборотов – 819
За 6 месяцев 2016 года:
Родов – 1862
Медаборотов – 969
На 100 родов – 52 медаборта

 

Причина аборта – «Так получилось!»


Самое страшное последствие абортов, особенно если прервана первая беременность, – это бесплодие. Не всегда женщины, особенно молодые девушки, задумываются о том, что, когда они созреют до материнства, родить уже не смогут и рискуют остаться бездетными. Фаузина Ялалетдиновна говорит, что были случаи, когда она отговаривала девушек от аборта, говорила о последствиях, грозящем бесплодии, но безрезультатно.

 

– Такие случаи, когда после прерывания беременности женщина не может вновь забеременеть, – сплошь и рядом. И первая фраза, когда начинаешь с ними говорить: «Так получилось!», – говорит моя собеседница.


– А ваша ответная фраза «Я же вам говорила!»?


– Нет, я так не говорю никогда. Я отвечаю: «Хорошо, будем работать!» Человека нужно настроить позитивно, дать надежду.


Вообще медицинские аборты проводят по желанию женщины (на сроке до 12 недель) и по медико-социальным показателям, когда выявляется патология: к примеру, синдром Дауна, есть угроза здоровью и жизни женщины. Есть случаи, когда женщины вынуждены прервать беременность, потому что попали в тяжёлую жизненную ситуацию. В женскую консультацию они приходят редко, с ними больше работают в Центре «Веста». Но и с такими случаями врачи сталкиваются.
 
Сложно кого-то осуждать с позиции наблюдателя. Но акушеры-гинекологи – не наблюдатели. Это люди, которым приходится не только принимать роды, но и прерывать беременность. Так, может, они поддерживают православных активистов от церкви и общественников, которые предлагают ввести «вето» на аборты?

– Конечно, я не сторонник абортов. Но и против запрета абортов тоже, – говорит Фаузина Ялалетдиновна. – Вы вспомните, к чему привела практика запретов медицинских абортов в Советском Союзе? Это привело к повальному росту криминальных абортов, тяжёлым последствиям для здоровья женщин – кровотечениям, сепсису, смертям. Так пусть уж лучше такие операции делают не подпольно, а в специализированных медицинских учреждениях, где созданы все условия для их безопасности и дальнейшего обследования и лечения.

Покидая женскую консультацию, я улыбалась, с нежностью глядя на неуклюжих беременных, вперевалочку шагающих к своим участковым врачам. Очень надеюсь, что это долгожданные дети, которые принесут им счастье материнства на всю жизнь. 

 

Памятник нерождённым детям в Риге

 

Из истории

 

С 1936 года в СССР аборты были запрещены. Эта мера вызвала огромный рост женской смертности и инвалидности в результате обращения женщин к подпольным акушеркам и разного рода знахарям, а также из-за попыток прервать беременность самостоятельно. Кроме того, резко увеличилось число убийств детей до года собственными матерями. В 1955 году запрет был отменен, и смертность женщин и новорожденных детей резко упала.
 
Мнение


Аборты: отменить или оставить?


Сергей Солонщиков, координатор по миссионерству и катехизации Нижнекамского благочиния:
– Аборт – это само по себе убийство, причём у нас в стране это убийство узаконено. Как это может быть по-христиански, по-человечески, если мы убиваем своих детей? Да человек должен вопиять против этого! Запретами, конечно, проблему абортов полностью не устранить, не исключить их случаи. Человек должен осознать, что это – убийство! Поэтому нам нужно наладить систему, при которой женщина получит возможность родить ребёнка. А если она не сможет его воспитать, то отдать ребёнка в приёмную семью на законных основаниях. Тысячи семей не могут иметь детей, в стране очереди на усыновление.


Равиля Шайдуллина, генеральный директор ООО «Ностальгия»:
– Как женщина, человек, писатель я однозначно против абортов. Мне 68 лет. У меня двое детей, а у моего сына уже семеро! И ещё будут. Так как я могу быть за убийство детей? Я – за радость материнства, за счастье в семье, за благополучие детей и родителей! Аборт – это большой грех. Почему у нас старшие поколения, у которых была тяжёлая жизнь, многодетные семьи, детей своих не убивали? А сейчас уж одного-то ребёнка можно вырастить, все условия есть. А у нас, если один ребёнок в семье, то уже такой испорченный, растёт на всём готовом. У него должны быть братья и сёстры, чтобы не рос эгоистом.


Рифкат Гатупов, психолог-психоаналитик:
– Движение против абортов с точки зрения религиозных людей – это совершенно правильно. Это большой грех. Но надо исходить из того, что тут есть две стороны – есть ещё и люди гражданские, светские. И есть право матери на принятие решения – оставлять ребёнка или нет. Я считаю, что в данном вопросе нужно больше внимания уделять сексуальному просвещению детей в школах, когда они в 13-14 лет уже начинают проявлять естественный интерес к противоположному полу. Нужно рассказывать им об опасности ранних половых связей, в том числе и о вреде абортов.


Юлия Кривенцова, директор Нижнекамского детского дома:
– Тут две стороны одной медали. Конечно, аборт – это грех, и лучше родить ребёнка, чем отказываться от этой возможности. С другой стороны, по медицинским показаниям женщина имеет право на аборт. И не исключено, что если запретить искусственное прерывание беременности на государственном уровне, то откроются учреждения по подпольным, или криминальным, абортам. В Советском Союзе это уже было и ни к чему хорошему не привело. Опыт тех лет достаточно печален.


Следите за нами в группах ВКонтакте и Facebook, а еще в Telegram

Пожалуйста, оцените статью:

Не нравится

0

Нравится

Автор:

Алтынай Ахметова

// Нижнекамское Время, № 30/2017

799 0
  • Комментировать