Телефон редакции:

42-35-45

Рассказать новость


-8...-6°C. Завтра:-11...-8°C

Все материалы категории: Общество

Гроза нижнекамской шпаны и хулиганов

22-11-2018, 16:10,

Нашли ошибку в тексте? Выделите и нажмите CTRL+ENTER!

Гроза нижнекамской шпаны и хулиганов Фото: Булат Набиуллин

17 ноября службе участковых уполномоченных полиции исполнилось 95 лет.


Во все времена работа в этом подразделении считалась самой сложной. В этом корреспондент «НВ» убедилась лично, пообщавшись с ветераном полиции и на один день окунувшись в работу современного участкового, который трудится, пожалуй, в самом проблемном районе Нижнекамска.

 

Крепкий орешек


Закиров Ринат стал работать сельским участковым в 1977 году, сразу после службы в армии. Тогда он жил в Чистополе, и ему доверили охранять порядок 14 деревень. В 1982 году он вместе с семьёй перебрался в Нижнекамск, где и продолжил свою нелёгкую деятельность.

– Сложности, как и в любой профессии, конечно, были. Сам себе начальник, прокурор и судья. В основном работал с делами бывших заключённых, – вспоминает наш герой.

Хорошо помнит он громкое преступление в начале 80-х, когда 19-летний нижнекамец во время застолья убил хозяина дома, а потом поджёг дом, чтобы замести следы. Ринат Закиров не имел тогда ни наручников, ни табельного оружия, поэтому, задержав преступника, он блефовал, говоря, что выстрелит, чтобы тот даже не пытался убежать.


За годы службы Ринат Закиров повидал многое. Чаще всего это были семейные драмы, где муж играл роль кухонного боксёра, или оба супруга были запойными. Ссоры не заканчивались только рукоприкладством, в ход шло и холодное оружие. В попытках отреагировать на жалобы жителей Ринат Закиров ежедневно рисковал собственной жизнью.


Участковый Ринат Закиров на пике своей карьеры


Как-то раз у него произошла потасовка с бывшим заключённым, который грозился в него выстрелить. Однако участковый был неробкого десятка и уложил преступника, связав его собственным ремнём. О серьёзных рисках говорит и шрам на голове бывшего участкового. Однажды, пытаясь угомонить двух пьяных дебоширов в одиночку, он чуть не лишился жизни: один из них ударил его топором, который только что наточил. Я спросила Рината Габдрахмановича: не хотелось ли ему всё бросить и перейти в другое подразделение?

– Да, мне предлагали и другие должности в милиции, но я решил продолжить работу участкового. А кто, если не мы? Кто-то ведь должен всем этим заниматься. Меня отец всегда воспитывал в строгости, у него у самого в трудовой только две записи, потому что всю жизнь он был верен своему делу. Да и жителей мне было жалко оставлять, – ответил наш герой.

Времени на воспитание собственных сыновей у Рината Закирова практически не было. Но оба мальчика с самого детства знали, что им несдобровать, если отцу придётся идти в школу и краснеть за них. Глава семейства никогда не применял к детям физическую силу – достаточно было одного лишь его взгляда. Сейчас оба сына устроены в жизни, работают, завели семьи и детей.

– Да, моей супруге было сложно. Она никогда не ложилась спать, пока я не приду домой. Сейчас всё стало спокойнее, – говорит Ринат Закиров.

В 1998 году Ринат Закиров ушёл в отставку старшим участковым инспектором, майором милиции.

– Сейчас участковым работать сложнее, чем в наше время, поэтому в первую очередь от всей души желаю коллегам, ветеранам крепкого здоровья. Желаю, чтобы наши участковые были достойными носителями славных традиций старших товарищей и добросовестно выполняли свою работу, – поздравил коллег с профессиональным праздником Ринат Закиров.

 

У него в районе не всё спокойно


Участковый уполномоченный, старший лейтенант Ильнур Хаертдинов, отработав 10 лет в патрульно-постовой службе, пошёл работать участковым. Стрессоустойчивость, крепкие нервы и индивидуальный подход к каждому – такими качествами должен обладать настоящий участковый, чтобы заслужить авторитет и уважение среди населения. Это я поняла, когда вместе с Ильнуром Хаертдиновым отправилась по общежитиям. На его участке – несколько общежитий, и это добавляет немало трудностей. Ведь там живет много неблагополучных семей и тех, кто недавно освободился из мест заключения.


Первая точка – общежитие по адресу Вахитова, 7. Мы отправились в квартиру к жильцам, которые накануне устроили сначала шумную вечеринку, а затем поножовщину. В коридоре вижу соседку дебоширов, спрашиваю: как соседи, не мешают ли?

– Ещё как мешают. Бесконечная ругань и пьянки. Дочка у них шестилетняя, очень худая, голодная, везде одна гуляла. Ведь в любой момент с ней могло случиться несчастье. Родителям всё равно, лишь бы выпить, – жалуется соседка.

Девочку у родителей накануне забрали сотрудники отдела ПДН и определили в приют. Рядом с комнатой буянов на стене то там, то здесь замечаю пятна крови, их следы ведут к лифту. Участковый долго стучит в дверь, но за ней – тишина. Честно говоря, я даже обрадовалась, что дверь нам не открыли. Участкового-то они своего знают и побаиваются, а вот лично я могла нарваться на неприятную для себя встречу. На обратном пути уже при выходе к Ильнуру Хаертдинову подошла пожилая женщина и пожаловалась, что некий Сергей украл у неё кроссовки. Наш герой сразу понял, о ком идёт речь, и обещал решить проблему.


В соседнем общежитии мне стало действительно жутко. Неописуемое впечатление на меня произвёл диван в тамбуре: ужасно засаленный и грязный. Стучим в нужную нам квартиру. Выходит молодая женщина. Позже я узнала её печальную историю. С детьми и мужем они жили в Москве. Супруг много пил и бил жену, поэтому она сбежала от него в Нижнекамск.


Он приехал следом, и все повторилось с новой силой. Катя (имя изменено) подала на развод, но и после развода муж жил с ней, бесконечно оставляя синяки и ссадины не только на ней, но и троих детях. Участковый рассказывает, что такие истории он слышит и видит каждый день.

– Сначала жёны звонят, просят разобраться с их мужьями. Прихожу, веду беседу, уговариваю бросить пить, лечь в наркологию. Многие соглашаются. Через некоторое время картина повторяется, но избитая жена уже просит наказать благоверного. Прихожу, выписываю штраф. Тут опять звонит жена с претензией: мол, вы зачем его оштрафовали, это же деньги из семейного бюджета, и вообще, я люблю его, – рассказывает участковый.

Напоследок правоохранитель настоятельно рекомендует женщине избавиться от дивана в тамбуре (того самого, который привёл меня в ужас). И дело не в том, что на нём часто предаются любви случайно заглянувшие парочки. И не в том, что на нём после очередного запоя спит голая соседка, а вокруг бегают чужие дети. Предмет мебели в первую очередь опасен тем, что в случае, если он загорится, это станет преградой к выходу, и люди могут погибнуть.


Слушая Ильнура Хаертдинова, я удивлялась: как у него хватает терпения тактично и вежливо разговаривать с людьми, среди которых немало агрессивных? В основном, в вверенном ему районе люди его знают. Некоторые приходят в кабинет к участковому ежедневно, как на работу. Это говорит о том, что в профессии он ещё и психолог, который знает, с кем надо действовать кнутом, а с кем – пряником.

На обход только двух квартир мы потратили больше часа.


Этого времени мне было достаточно, чтобы понять, как непроста работа рядового участкового, и каково людям, живущим в таких неспокойных районах, которые вынуждены наблюдать регулярные драки, дебош и разврат. Однако наш герой говорит, что лёгкой работы в полиции не бывает, что в его обязанности входит не только усмирять хулиганов, но и всячески помогать тем, кто ведёт нормальный образ жизни.


 

Наверное, как и любой человек, наш герой мечтает, чтобы на его участке было тихо, чтобы не было голодных детей, пьяных взрослых, и чтобы он с лёгким сердцем возвращался домой к жене и двум дочкам.

Пожалуйста, оцените статью:

2

Нравится

0

Не нравится
Следите за нами в группах ВКонтакте и Facebook, а еще в Telegram

Автор:

Кристина Матвеева

// Нижнекамское Время, № 45-2018

485
  • Комментировать