Существо женского пола

08-дек Алтынай Ахметова 672

– Я женюсь, Серёга, женюсь на моей Полинке! – с бешено горящими глазами сообщил лучшему другу Толик в обеденный перерыв. Друзья работали на одном заводе и встречались за обедом в столовой.  – Господи, я десять лет её ждал! Она бросила мужа. Говорит, любила только меня, но ошиблась и вышла за «умного». А аспирантишка её кинул!

– Или она его… Насколько я помню твою Польку, – Сергей вздохнул. – И не факт, что не кинет и тебя. – А как же Настя? Она же ещё с детства в тебя без памяти влюблена! Ты б не спешил!

– Да блажь это, твоя сестрёнка ещё ребёнок! Ей всего 17! – парировал Толик.

Замуж Полина выходила в белом платье: подумаешь, ей под 30, подумаешь, во второй раз! Ей так хочется – и всё тут!

– Этот влюблённый телёнок мне ещё всё купит, что я попрошу, – злорадствовала она. – Первый муж только о науке и думал, ползарплаты на книжки тратил! А Толик пусть простой рабочий, но получает даже больше и всё до копейки будет отдавать!

Полина сразу же взяла мужа в оборот, как и финансы семьи. Сама она была администратором одного из интернет-магазинов, электронные деньги сразу же оседали на её счету, и Толик ни разу не видел из них ни копейки, да ему это и не было нужно. Всю зарплату он отдавал любимой. Так прошло два года. Толик пообносился, Сергей уже открыто ему это говорил, но тот только отмахивался. Зато жена постоянно покупала себе обновки и меняла причёски. И вот Полина поставила ультиматум – он должен бросить курить. Толик хотел возмутиться, но не смог, услышав долгожданное:

– Никаких сигарет! Мне вреден никотин, потому что я беременна!

В ожидании малыша счастливый Толик ходил на цыпочках и, как золотая рыбка, выполнял все капризы жены. И когда она родила сына, приехал в роддом с шикарным букетом роз.  Медперсонал охал и ахал, благодаря молодого отца, цокая языками, когда он каждой из женщин вручил по цветку. Полина же только недовольно кривилась.

Дома Толик отнёс сына в кроватку и не сразу услышал голос жены:

– Толик! Толик же! Ты прости, но я ухожу.

– Куда? В магазин, аптеку? Так я сам сбегаю, ты к сыну иди!

– Боже! – Полина закатила глаза. – Я совсем ухожу! Я не хотела ребёнка, это была нежеланная беременность, но было опасно её прерывать. Всё было ошибкой – сам наш брак. Я вот тут все документы на отказ от ребёнка подготовила. И уезжаю. У меня появился любимый человек, он живёт в Америке… Мне пришлось скрывать от него факт родов, и он ничего никогда не узнает. Наконец-то я свободна! Прощай.

А Толя, как в тумане, смотрел на эту красивую женщину – чужую, равнодушную не только к нему, но даже к собственному ребёнку.

– Ты не шутишь. Так не шутят… Так подло… бросить своего сына! Ты хоть понимаешь, что назад дороги не будет?

Но Полина не удостоила его ответом и хлопнула дверью. А оглушённый произошедшим Толик всё стоял в прихожей. И когда через несколько минут раздался звонок, открыл сразу: «Одумалась! Вернулась!» – но на пороге стоял Серёга с тортиком и упаковкой памперсов в руках.

– Счастливый отец!  Поздравляю! – начал было он, а в ответ услышал:

– Полина… Она ушла. Уезжает в Штаты. Бросила сына. Серёга, что делать?

Вместо ответа Сергей достал сотовый и набрал номер:

– Настя, давай, выходи из машины и поднимайся к Толику! Быстро!

А дальше всё завертелось. Толика увели на кухню. Он всё ещё был в ступоре. А 19-летняя Настя занималась малышом: перепеленала, накормила и теперь напевала колыбельную и легонько укачивала. Мужчины сидели на кухне, а она всё ещё держала малютку на руках, даже когда он уснул. С нежностью девушка смотрела на крошечное лицо, миниатюрное повторение любимого…

– Она будет хорошей женой, – услышала она конец фразы брата. – Очнись ты! Настя тебя любит, по-настоящему! И сыну твоему матерью станет!

Прошло 12 лет. Толик и Настя ровно столько уже женаты и по-настоящему счастливы. Настя стала любящей матерью Диме, и у них с Толей подрастают дети-погодки – семилетняя Ксюша и шестилетний Артём, сорванцы  те ещё.

Однажды в дверь позвонили. Толя открыл и увидел Полину. Постаревшую, неприятно опухшую и раздавшуюся. «Видимо, пьёт», – подумал он.

– Ты что здесь забыла? Как посмела явиться? – тихо поинтересовался он.

– Я… У меня мама умерла. Я приехала на похороны и решила заодно зайти. Взглянуть на … ребёнка… Сына… У меня больше нет детей.

– Пап, тебя мама ужинать зовёт! – это Дима выглянул из зала и тут же снова скрылся. – Мы ждём только тебя!

– У тебя вообще нет детей, потому что ты не мать. Ты – существо женского пола. Не более.  А у меня есть дети – их трое, и есть любимая и любящая жена, их мать. Уходи! И больше не смей появляться! – и захлопнул дверь.

– Пап, а что это была за тётя? – спросил Дима, когда все сели за стол.

– А это ошиблись дверью. Совсем ошиблись, – ответил он, потрепав по вихрам сыновей и дочь. – Ну что у нас на ужин, любимые мои? – и поцеловал ненаглядную жену.