Телефон редакции:

42-35-45

Рассказать новость


-1°C. Завтра:-7...-1°C

Все материалы категории: Главная / Дела городские

«Дело мигрантов»: приговор вынесен, но расследование продолжается

7-03-2018, 11:44,

Нашли ошибку в тексте? Выделите и нажмите CTRL+ENTER!

«Дело мигрантов»: приговор вынесен, но расследование продолжается

Экономика Нижнекамска активно развивается и привлекает к себе большое число иностранных инвесторов и искателей хорошего и стабильного заработка из числа граждан республик бывшего Советского Союза и дружественных нам стран.

 

В последние годы, и каждый из нас не мог этого не заметить, число мигрантов резко увеличилось, а в одно время город буквально заполонили турки, которые приехали к нам строить завод. В этой связи предприимчивые деятели из сферы образования – а среди них есть и успешные бизнесмены, – воспользовавшись удачным моментом, организовали в Нижнекамске аж сразу два Центра непрерывного профобразования, в которых стали тестировать мигрантов на знание русского языка, истории и основ законодательства России и при успешном прохождении курса вручать им соответствующие сертификаты.

 

Первый такой учебный комбинат открылся в 2014 году на базе местного филиала МГЭИ, который возглавлял Рафаэль Галеев. Инициатором и куратором этого проекта стал Российский университет дружбы народов (РУДН). Работа была поставлена, что называется, на поток, спрос на тестирование иностранных граждан был стабильный, все были довольны, благо цена на услуги Центра была очень даже приемлемой, начинаясь от без малого пяти тысяч рублей и завершаясь максимальной планкой в шесть тысяч рублей. И все бы, казалось, было хорошо, но в конце 2015 года вокруг учреждения непрерывного профобразования разразился громкий скандал: руководитель Центра Наталья Федотова была задержана с поличным при получении взятки в размере три тысячи рублей.

 

По данному факту было возбуждено уголовное дело, в ходе которого обвиняемая дала показания, что она действовала по наставлению директора филиала МГЭИ и передавала все «нечистые» деньги именно ему. В результате Галеева обвинили сразу по двум статьям: «Коммерческий подкуп» и «Посредничество в коммерческом подкупе». Ну а далее началась судебная эпопея длиной не в один год. В январе 2017 года Галеев был заключен под стражу, а расследование, несмотря на уже вынесенный приговор, продолжается и по сей день.

 

Сторона обвинения

– Директору филиала Московского гуманитарно-экономического института Олегу Галееву вменяется в вину семь эпизодов, в ходе которых он лично получил из рук коллеги Н. Федотовой, выступающей в качестве посредницы, до 150 тысяч рублей. Эти деньги передавали граждане Узбекистана и Таджикистана, – сообщил на одном из первых судебных слушаний тогда еще старший следователь СО СУ СК РФ по Нижнекамску Михаил Мещанов.

По версии следствия, Галеев установил конкретную таксу для тестируемых мигрантов, которая составляла 12 тысяч рублей. 7 тысяч он забирал себе в карман, остальные шли легально через кассу Центра. При этом сдавать экзамен иностранцам, заплатившим мзду, уже было не нужно, сертификат они получали без проверки знаний.


В деле фигурируют 25 свидетелей из числа иностранных граждан, которые письменно подтвердили, что они платили деньги за то, чтобы избежать экзаменов. Мы приводим отрывок одного из таких показаний:


«В 2015 году мне стало необходимо получить сертификат на знание русского языка, истории и законодательства России, чтобы в последующем получить патент на работу. Во время прохождения тестирования мы сидели в классе, но никаких тестов не писали, экзамен по русскому языку не сдавали. Ранее я снял со своей банковской карты 12 тысяч рублей и передал их сотруднице Центра».

 

Также в числе основных свидетелей обвинения – инспектор отдела кадров одной из сельскохозяйственных ферм, на которой работали граждане Узбекистана. Женщина утверждает, что лично передавала Олегу Галееву деньги за успешное прохождение тестов прибывших на их предприятие мигрантов. Причем сделка совершалась непосредственно в кабинете директора филиала МГЭИ.

 

Сторона защиты


Доказать невиновность Олега Галеева взялись сразу четверо адвокатов, двое из которых – из Москвы. В ходе многочисленных судебных слушаний они представили ряд фактов, которые, по их мнению, доказывали абсолютную непричастность к этому уголовному делу их подзащитного, а все предъявленные ему обвинения сфабрикованы.

 

Во-первых, одна из свидетелей защиты, ректор МГЭИ Любовь Демидова заявила суду о том, что один из главных фигурантов этого уголовного дела – руководитель Центра непрерывного профобразования Наталья Демидова – в личной беседе призналась ей, что оговорила Галеева под давлением. Кроме того, Демидова утверждает, что ей на московский телефон звонил некий нижнекамский следователь, который в приказном порядке требовал от нее написать заявление о возбуждении уголовного дела в отношении ее подчиненного. Кстати, сразу после этого ректор МГЭИ вылетела в Нижнекамск и провела в местном филиале бухгалтерскую проверку, которая не выявила никаких нарушений, а деятельность Центра тестирования принесла институту дополнительную прибыль в 2 миллиона рублей.

 

Во-вторых, еще один из главных свидетелей обвинения – сотрудник отдела кадров сельскохозяйственной фермы из села Кутлушкино Чистопольского района, которая утверждает, что лично передавала Галееву деньги в его кабинете, не смогла описать его месторасположение и вообще утверждала, что кабинет находится на первом этаже вуза, хотя Галеев всегда работал только на втором этаже.

Ну и третье странное обстоятельство, озвученное защитниками Олега Галеева, касается непосредственно самих мигрантов. Практически все свидетели из числа иностранных граждан, которые подтверждали факт дачи взятки, на момент судебного заседания оказались за пределами России.
– Согласно справке, представленной в суде, все эти люди исчезли с территории страны одномоментно. Мы считаем, что их «выкинули» из России специально, чтобы не допустить их допроса в суде, – считает адвокат Елена Лобанова.

Есть еще один курьезный момент, связанный с показаниями самих мигрантов. Большинство из них допрашивали через одного переводчика – Нурию Вильданову. Женщину тоже вызвали в суд, и там обнаружилось, что она не владеет в достаточной мере узбекским языком. Например, Вильданова не смогла перевести с русского языка слово «взятка». При этом она настаивала, что 80 процентов слов узбекского языка схожи с татарскими, и, соответственно, она компетентна в переводе, ну а в качестве доказательства своих возможностей предложила суду посчитать на узбекском от одного до десяти. Эти утверждения возмутили защиту, и они предложили Нурии Вильдановой перевести фразу, которая фигурировала в допросах свидетелей: «Вы предупреждаетесь об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по статье 306, 307 Уголовного кодекса Российской Федерации», на что женщина ответила, что таких слов она не знает.
– Все это дает нам основание обоснованно подозревать следствие в том, что данные свидетелей были сфальсифицированы, – так комментирует показания переводчицы Вильдановой адвокат Владимир Голышев.

И еще целый ряд странных обстоятельств, которые защита Галеева попыталась предъявить суду в подтверждение невиновности своего подзащитного. Это непонятное, на взгляд защитников, увольнение из правоохранительных органов следователя Михаила Мещанова, в работе которого адвокаты обвиняемого увидели наибольшее число нестыковок. Одно из них – заключение графолога о том, что почерк, которым были заполнены протоколы допросов, принадлежит Мещанову, но сам он на них не присутствовал.
– Наш вывод – записи допросов были внесены уже после их проведения. Это грубое нарушение. Кроме того, подписи свидетелей, по нашему мнению, не соответствуют тем, что имеются в их паспортах, – считает еще один адвокат Галеева Елена Лобанова.

Ну и самое странное в этом деле – компьютер с материалами допросов исчез. Следователь его выбросил вместе с жестким диском, а вот куда – он не помнит.

 

Приговор


На прошлой неделе состоялось оглашение решения суда по делу Олега Галеева. Его признали виновным по двум из семи инкриминируемых ему эпизодов. По первому – коммерческий подкуп, не превышающий 10 тысяч рублей, – уголовное преследование было прекращено ввиду истечения срока давности. Второй эпизод – взятку в 14 тысяч рублей – суд посчитал доказанным. В результате Олегу Галееву назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года шесть месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

– Меру пресечения в виде содержания под стражей оставить прежней, – резюмировал федеральный судья нижнекамского городского суда Ленар Нуртдинов.

Остальные пять эпизодов, в которых обвиняют экс директора Нижнекамского филиала МГЭИ, суд вынес в отдельное производство и вернул в прокуратуру для дальнейшего расследования. Это значит, что в одном из самых громких и резонансных уголовных дел еще рано ставить точку, тем более что Олег Галеев не признал свою вину, а его адвокаты намерены продолжить борьбу за своего подзащитного.

Пожалуйста, оцените статью:

0

Нравится

0

Не нравится
Следите за нами в группах ВКонтакте и Facebook, а еще в Telegram

Автор:

Сергей Толмацкий

// Нижнекамское Время, № 8/2018

940
  • Комментировать